Что происходит в Жанаозене? Журналист "Азаттыка" рассказала HOLA News, как она ехала снимать репортаж, а оказалась в полиции


Накануне в Жанаозене полиция задержала журналиста "Радио Азаттык" Санию Тойкен и оператора Саната Нурбека. Якобы на репортера поступило заявление от некоего гражданина. Тот писал, что беседы журналистов с жанаозенцами могут "разжечь рознь". Санию и Саната доставили в областной Департамент полиции в Актау и отпустили только через шесть часов. Корреспондент HOLA News связался с Санией Тойкен и поговорил о том, что происходит в Жанаозене.


"Сегодня с утра мы приехали в Жанаозен по заданию редакции, работать. В городе много полицейских, которые контролируют ситуацию. Я уже поговорила с несколькими людьми, когда вдруг стало известно, что в здании, где расположен отдел занятости, произошла аварийная ситуация. Они переехали в другое место. Мы тоже решили направиться туда и поговорить с людьми, с которыми договаривались о встрече. Они как раз туда пришли, чтобы встретиться. Мы хотели сделать подсъемки, и оператор начал готовиться, когда подъехала ГАЗель. Там два (бойца - ред.) СОБРа, и полицейский вышел. Они оператора и меня силой затолкали в ГАЗель", - рассказала Сания.


Журналист и оператор о причине задержания узнали уже после того, как их доставили в Актау.


"Мой телефон отобрали, сломали. Мы просили объяснить, почему нас задержали, но с нами никто не разговаривал и ничего не объяснял. Я смотрю, а мы уже из города выехали. Стало ясно, что едем в Актау. Когда нас привезли (в участок - ред.), то с момента задержания прошло уже два часа. Мы там еще 30 минут кого-то ждали. Потом нас начали допрашивать. Выяснилось, что какой-то житель Жанаозена написал на меня заявление. Оказывается, он переживал, что 27 числа я, возможно, встречусь с молодежью, которая требует работы. Якобы, можно разжечь социальную рознь. Этот человек не смог остаться в стороне, переживал за будущее страны, поэтому написал заявление. Когда меня начали допрашивать, у меня был статус свидетеля с правом на защиту. Спрашивали, как я работаю, как тексты пишу. Сразу пишу или что-то монтирую. Спросили, нет ли у меня мыслей разжигать социальную рознь. Мы просили дать нам копию протокола задержания и допроса, но нам ничего не дали. Я требовала акт на возврат поломанного телефона, но тоже безуспешно. Сказали, что потом дадут, в итоге ничего не дали. Они бесконечно созванивались со следователем, который меня допрашивал. Было понятно, что они хотят продержать где-то до 17 часов. Оператора Самата Нурбека допрашивали отдельно. У него просто спросили, зачем и с какой целью мы приехали в Жанаозен. Когда мы уже выходили, к нам подошел начальник. Он спросил, какие у нас дальнейшие планы. Мы сказали, что наша работа не закончена, и мы должны ее выполнить. У нас было обыкновенное редакционное задание, подготовить материал о социально-экономических проблемах региона, в том числе и Жанаозена", - пояснила Сания Тойкен.


После того, как журналиста и оператора отпустила полиция, они написали заявления на имя руководителя Департамента полиции и прокурора области.


"Я написала, что нас по какому-то надуманному заявлению незаконно задержали. Нам не дали протокола задержания, копию допроса, акта возврата поломанной техники - ничего из этого нам не дали. У меня был статус свидетеля с правом на защиту, но по 78 статье УПК РК я должна приехать к следователю по официальному приглашению. У меня ничего этого не было, меня принудительно забрали. К тому же, чтобы меня так вызывать, должно было что-то реально произойти, а там человек всего лишь подумал, он как будто предвидел".


В Жанаозене, по словам журналиста, сейчас неспокойно:


"Сложно сказать, к чему могут привести нынешние события в городе. Но, тем не менее, город активно охраняется. Можно предположить, что власть боится, что могут произойти похожие события, как семь лет назад. Безработица появилась не за один день. Цены на нефть снижаются, что отражается на социально- экономической жизни населения. Они видят, что все дорожает, не могут прокормить свою семью. Когда они устраиваются на работу, то надеются, что это длительная работа, постоянная. Люди надеются на это, поэтому берут кредиты и делают ремонт дома. А потом, бац, и предприятие закрывается, их увольняют или сокращают. К примеру, берут на общественную работу, а через несколько месяцев компания то закрывается, то другие проблемы. Они и сезонными работниками работали. Когда сезон, есть деньги, а потом снова нет работы. С одной стороны банки, с другой семья, работы нет - у людей начинается паника".


Власти города, как говорит журналист, стараются как-то реагировать, но насколько успешно, судить трудно:


"Местный аким сказал, что у них найдены 900 рабочих мест. Но как найдены, где найдены, какая там зарплата - пока неясно. Меня очень удивляет, у них вдруг нашлось много рабочих мест, они начали предлагать ту зарплату, которую просят люди. Но ведь можно было сделать это тогда, когда эти же люди ходили в центры занятости и просили работу. А когда волнения пошли, они начали двигаться. В каком-то году проблему безработицы хотели решить таким образом: людям предлагали работу и жилье в другом городе. Но кто туда уехал, вернулись обратно. Кажется, им не дали обещанный социальный пакет. С другой стороны, некоторым трудно привыкать к другому месту. Люди требуют постоянную работу с определенной зарплатой, и чтобы это предприятие не закрылось через несколько месяцев. В Жанаозене всё дорого. Хоть это и нефтяной город, но там ничего не растет, и всё привозится. Это как будто отдельное государство. К примеру, если нефтяникам поднимают зарплату, то на следующий день на базарах повышают цены. К тому же, в каждой семье как минимум по четыре ребенка. Обычно у них большие, многодетные семьи".