Институт батыров заменили на институт агашек, или почему казахам платят меньше, чем иностранцам


В марте в Атырау проходил форум, посвящённый казахстанскому содержанию (КС) в нефтегазовых проектах. Причём понятие КС включает в себя не только поставщиков товаров и услуг, но и так называемую локализацию кадров, то есть замену иностранных специалистов подготовленными местными сотрудниками. Между тем, по информации Министерства труда и социальной защиты населения, в 2018 году «квота на привлечение иностранной рабочей силы была утверждена в размере 0,46% к рабочей силе, или 41 тысяча единиц. Основная доля – около 83,6% заявленной потребности – приходится на руководителей, заместителей руководителей, а также на менеджеров высшего и среднего звена». Что происходит на рынке труда в нефтегазовой отрасли? О его тенденциях беседуем с нефтегазовым экспертом, имеющим опыт работы как на всех трёх крупнейших нефтегазовых проектах в Казахстане (Тенгиз, Карачаганак, Кашаган), так и на проектах мировых гигантов «Eni», «ConocoPhillips» и «ЛУКОЙЛ» Аскаром ИСМАИЛОВЫМ

 

– Аскар, заявленные 35 тысяч иностранцев в качестве руководителей высшего и среднего звена – это много или мало?

 

– Тема привлечения иностранных специалистов остаётся болезненной для многих казахстанцев, которые большей частью как раз-таки потенциально могли бы заполнить эту нишу. Всё чаще слышатся претензии – «доколе?». Отношение к прибывающей рабочей силе имеет латентно-негативный характер, что не сулит ничего хорошего. Но это полбеды. Проблема национализации рабочих мест тянет за собой другую, более щепетильную проблему – «несправедливой» оплаты труда.

 

Тема несправедливого начисления зарплат волнует многих и уже долгое время. И как мы знаем из истории, не раз приводила к столкновениям между местными работниками и иностранцами, работающими в Казахстане. Одно из запомнившихся крупномасштабных столкновений произошло на Тенгизском месторождении в 2006 году. И нельзя сказать, что это событие не прогнозировалось. Наоборот. Негатив висел в воздухе.

 

Я, тогда еще молодой специалист, лично встречался по поручению руководства с представителями почти всех субподрядных компаний. По итогам был составлен соответствующий отчёт. Две основные причины недовольства рабочих: разница в зарплате и неуважительное отношение к местным работникам. Прошло 12 лет, а воз и ныне там. Массовая драка на стройплощадке «Абу-Даби Плаза» в Астане в 2017 году показала, что вопрос остаётся открытым.

 

К большому сожалению, этой проблеме уже более 100 лет, а может, и больше. Известный казахский политический деятель Мустафа Шокай в своих работах указывал, что оплата казахских рабочих в разы отличалась от оплаты иностранным рабочим. Такая же ситуация складывалась и с жилищными условиями. Поэтому не стоит относиться к этой проблеме как к продукту современных мировых

политических и экономических процессов. Это, как сейчас модно называют, «глубинные» проблемы.

 

– Они в принципе разрешимы или нет? Почему и сейчас, спустя столетие, оплата труда местного и иностранного персонала, выполняющего одну и ту же работу, разнится, иногда и на порядок?

 

– Оглядываясь на годы независимости, могу сделать вывод, что Казахстан ментально живет в «феодально-цифровом» мире, который облачили в одежды дикого капитализма. Институт батыров был заменён на институт агашек, и по этой причине родственные связи всё еще играют значительную роль в трудоустройстве. Конкуренция отсутствует. Поэтому и подход к пониманию этой проблемы должен учитывать такого рода нюансы. Назовём для начала два глобальных фактора, которые приводят к разнице заработных плат: внешний и внутренний.

 

Итак, внешний фактор. Казахстан в глазах иностранцев оставляет впечатление страны третьего мира (с учётом того, что уже существует и четвёртый). Такого рода откровения можно встретить уже и в социальных сетях даже от известных личностей, заработавших в Казахстане огромные гонорары. То есть даже политкорректность уходит на второй план.


- А чем возразить, если по существующей терминологии третьим миром называют развивающиеся государства? И это про Казахстан тоже.

 

- На это есть вполне обоснованные доводы в виде различных показателей, таких как ВВП на душу населения, разрыв в доходах между бедными и богатыми, уровень свободы самовыражения и многое другое. Как ни крути, но это накладывает «особый» отпечаток на отношение к стране. Тем более в рейтинге «Expat Insider 2018» Казахстан занял лишь 49-е место среди 68 рассмотренных государств. Этот рейтинг оценивает привлекательность стран для иностранных работников. При ранжировании учитывают мнение тысяч опрошенных по всему миру экспатов (иностранных работников) по множеству пунктов. Среди них безопасность работы, дружелюбие со стороны местных жителей, образование для детей (если иностранец приехал на работу с семьёй), доступность здравоохранения и другие моменты, из которых складывается общая картина. Вот при такой картине «заманить» иностранных специалистов в третий мир можно только высокой заработной платой и значительным социальным пакетом.

 

Идём дальше. Средняя заработная плата по стране в мире. В США это 3263 доллара, в Германии – 2315 евро, в Польше 871 евро, а в Казахстане – 453 доллара. Соответственно, специалист из США или Европы не приедет в Казахстан, чтобы зарабатывать столько же, сколько он может заработать у себя дома, и тем более за среднюю зарплату Казахстана. Это очевидно! Наоборот, он потребует себе дополнительных бонусов за пребывание в стране третьего мира.


Привлечение иностранных инвестиций в Казахстан – один из экономических процессов, который создаёт условия для улучшения производственной структуры нашей экономики. Это понимают как в правительстве, так и инвесторы, которые озвучивают свои условия. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Не исключаю, что вопрос о количестве иностранных специалистов и условиях пребывания в Казахстане также включён в такие договоренности. Это к вопросу, почему и в каком количестве в Казахстан приглашают иностранных специалистов, и что препятствует их замене на

местных.


Похожее изображение


Если приведённое выше объясняет, что делают иностранцы в Казахстане и почему заработная плата у них выше, чем у местного, то теперь давайте разберёмся с заработными платами казахстанских специалистов.

 

Внутренний фактор. Заработная плата сотрудника складывается из наличия и качества высшего образования, опыта работы и навыков, которые требуются на определённую должность. Образование в Казахстане оставляет желать лучшего. По этой причине сотни тысяч казахстанцев покидают страну в поисках хорошего образования за рубежом. Соответственно, с плохим образованием претендовать на высокую зарплату нет смысла. Опыт работы у местных специалистов ограничен территорией республики (а иногда вообще одной компанией), в отличие от привлекаемых иностранных сотрудников, которые чаще всего имели опыт работы в разных странах. А значит, и качество выполнения работы будет лучше и быстрее. Оговорюсь: я не рассматриваю

частные случаи. Это о ситуации в целом, так сказать, средняя температура по больнице.

 

Ещё одной причиной является и сам работодатель. Ему неинтересно платить высокую заработную плату. Ничего личного, только бизнес. Чем выше заработная плата, тем выше расходы. А согласовывать заработную плату перед владельцами бизнеса – это та ещё проблема для руководителя. Такую ответственность не каждый возьмёт на себя. В Казахстане корпоративные интересы пока сильнее патриотизма со всеми вытекающими последствиями.

 

– Но ведь есть и примеры иного порядка, существуют страны, которые решительно и, я бы сказал, жёстко защищают собственных граждан от дискриминации в сфере труда и заработной платы. Возьмём те же Арабские Эмираты…

 

– Это равносильно вопросу: «почему казахстанцы не живут, как граждане ОАЭ». И дело тут не в отсутствии выхода к морю, как нам говорят. Дело в нормативной базе трудового законодательства Эмиратов, которая была заложена в начале 80-х годов, и с тех пор постоянно совершенствуется.

 

Так, например, работодатель должен уведомить министерство труда об увольнении гражданина

Эмиратов не менее, чем за 30 дней, в противном случае данное увольнение будет признано незаконным.

 

Если гражданин ОАЭ недостаточно компетентен для занимаемой должности, министерство предоставит работнику возможность пройти курсы повышения квалификации. В Казахстане такая практика невозможна. В Казахстане, наоборот, для работодателя в определённой степени упрощены процедуры найма, кадрового перемещения, увольнения, определения условий труда работников и так далее.

 

– Львиная доля иностранной рабочей силы приходится на нефтегазовый сектор, а если точнее – на три крупных проекта: Тенгиз, Кашаган и Карачаганак. Как вы оцениваете ситуацию на них?


– В эти проекты для анализа я бы включил и все компании, задействованные для оказания

различных видов услуг: проектировочных, строительных, пуско-наладочных, кейтеринг и т.д.


Почему иностранные компании направляют своих специалистов в Казахстан? Причина банальна: корпоративное требование ротации кадров. Оплата и условия содержания не должны быть ниже установленных внутри компании, а в случае с западными компаниями они, как правило, высокие и не ориентируются на местные ГОСТы и СНиПы. Отсюда разница в заработных платах. Почему не поднимают заработную плату местным работникам до уровня иностранных коллег – это вопрос к отделу кадров каждой отдельно взятой компании. Здесь нет единого подхода и решения. Не хочу спекулировать на эту тему. Но я склонен считать, что при согласовании годовых бюджетов вышеуказанных проектов, уполномоченные органы не будут в восторге от такого «счастья», которое привалило их соотечественникам.


 

Как мы знаем, забастовки зачастую устраиваются именно на этих проектах. И дело тут не в желании занимать топовые позиции в компаниях. Реальность такова, что в последние годы на позиции менеджеров среднего звена нанимают вовсе не граждан ЕС или США, как было ранее, а граждан Турции, Индии и Филиппин. Я считаю, что именно этот факт становится в некотором роде спусковым крючком к возмущению. В последние годы казахстанцы уже не принимают превосходства управленческих и профессиональных навыков коллег с Запада, а в ситуации с коллегами из Индии и Филиппин это вызывает явное раздражение и открытое недовольство.

 

– Что же делать? Можете предложить какие-то рецепты?

 

– Поднять и уравнять зарплату при существующих реалиях не получится. Это нужно чётко понимать. Это очень длительный процесс и связан с глобальным положением Казахстана на мировой арене. К тому же логика власти тоже легко прочитывается: если народ не возмущается открыто – значит, его всё устраивает. Изменения возможны только в случае, когда количество выезжающих специалистов станет критическим и будет угрожать безопасности государства.

 

Пока отток не вызывает озабоченности у государства. Экс-министр общественного развития не так давно призвал «не испытывать трагизма» из-за отъезда специалистов из страны. Поэтому выезд за рубеж остаётся единственным выходом. С одной стороны, вы можете окупить инвестиции в самого себя и не заморачиваться вопросом о разнице зарплат, во-вторых, тренд с утечкой мозгов должен

когда-нибудь всколыхнуть умы государственных мужей. В этом случае массовая эмиграция специалистов может стать символической «сакральной жертвой», которая послужит причиной для пересмотра отношения власти к этому вопросу.

 

Все правила по технике безопасности «пишутся кровью». Создаётся впечатление, что это касается и всех социальных проблем. Последние трагические события в Астане с гибелью пятерых детей и последующим «бунтом матерей» во всех регионах страны – явный тому пример. Будем надеяться на лучшее. А пока доступным остаётся вариант «чемодан-аэропорт-заграница».