Грязная «Дружба». Сколько потерял Казахстан от загрязнения российского нефтепровода?


Администрация нефтеналивного терминала в порту Усть-Луга, расположенного на побережье Балтийского моря, в Ленинградской области, подтвердила, что в поступившем некоторое время назад для отгрузки на экспорт сырье было обнаружено превышение хлорорганических соединений, сделавшее всю партию нефти некондиционной. Тем самым Казахстан поневоле оказался втянутым в скандал с «Дружбой». Чем это ему грозит, разбирался наш нефтегазовый эксперт Олег Червинский.

 

24 апреля поставки нефти по российскому нефтепроводу «Дружба» – основной экспортной артерии в Европу – были полностью приостановлены из-за обнаружения в сырье хлорорганических соединений, концентрация которых превышала норму в десятки раз. По некоторым оценкам, такой некондиционной нефти было закачано в трубу около пяти миллионов тонн.


Органические хлориды используются нефтяными компаниями для увеличения добычи из старых, истощающихся месторождений. Добытая с их помощью нефть должна проходить специальную очистку, чтобы отделить их от товарной нефти, но по каким-то причинам сделано это не было. Источник загрязнения был в итоге обнаружен на участке Самара - Унеча. Вначале все списали на простую халатность работников, однако позже власти объявили, что загрязнение нефти было умышленным, правоохранительные органы возбудили уголовное дело по статье о приведении нефтепроводов в негодность группой лиц по предварительному сговору, арестованы четверо подозреваемых.


Беларусь, получившая сырье по системе «Дружбы», обвинила российскую сторону в том, что некондиционная нефть нанесла ущерб ее нефтеперерабатывающим заводам, и потребовала денежной компенсации. Польша объявила о прекращении приема российской нефти из «Дружбы» и распечатывании своих нефтяных резервов для снабжения сырьем собственных НПЗ. Ее примеру позже последовали Венгрия и Чехия.


Пока можно только предполагать, какие убытки понесла российская нефтетранспортная компания «Транснефть», а также поставщики сырья в «Дружбу». В числе которых – компании из Казахстана, в том числе нацкомпания «КазМунайГаз» и Северо-Каспийский консорциум. Дело в том, что часть добытой нефти они отправляют в Россию по трубопроводу «Атырау - Самара», где в районе Самары эта транспортная система соединяется с «Дружбой», и далее казахская нефть идет в порты Усть-Луга и Новороссийск. В целом по маршруту «Атырау - Самара» прокачивается ежегодно около 15 миллионов тонн нефти из Казахстана.


После техногенной катастрофы «Транснефть» обратилась к российским поставщикам с просьбой сократить на 10 процентов поставки нефти, пока «грязное сырье» не будет слито из трубопроводов и утилизировано. Скорее всего, подобная просьба о сокращении поставок поступила и в офис «КазМунайГаза». Мы можем это только предполагать, так как ни Министерство энергетики Казахстана, ни КМГ ситуацию с «Дружбой» никак не комментируют, в то время как российские и мировые средства массовой информации пытаются рассчитать размер убытков российских нефтедобывающих компаний и делают прогнозы на будущее. Мы же, оказавшись заложниками у наших партнеров по ЕАЭС, пытаемся сохранять хорошую мину при плохой игре.


8 мая в терминал порта Усть-Луга пришла первая после скандала партия «чистой нефти». На следующий день, 9 мая, она начала закачиваться в резервуарный парк для погрузки на танкеры. Об этом сообщило российское информационное агентство ТАСС. А это означает, что, по крайней мере, на одной из веток нефтепровода проблема с хлорорганикой разрешена. Какие убытки понес Казахстан – вопрос по-прежнему открытый.