Нефть за бусы. На каких условиях будут продлеваться нефтегазовые контракты?



Президентский транзит в Казахстане будет сопровождаться транзитом инвестиционным. В ближайшие годы, помимо глубинных перемен во всех ветвях власти, предстоит определиться, как и на каких условиях мы будем дальше строить отношения с инвесторами, разрабатывающими наши недра.


Так уж совпало, что в ближайшие годы заканчивается срок действиях большинства крупных контрактов, подписанных после обретения Казахстаном независимости и в период приватизации нефтегазовой отрасли в 1996-1997 годах. Многие из этих контрактов сейчас подвергаются массированной критике, дошло даже до аналогий с с обменом европейскими мореплавателями земель на бусы доверчивым индейцам Америки.


Первой ласточкой транзита стало продление соглашения о разделе продукции (СРП) месторождения Дунга. Соответствующий договор на минувшей неделе подписали министр энергетики Канат Бозумбаев и контракторы проекта, в лице руководителей компаний «Тоталь», «Оман Ойл Компани» и «Партекс Ойл и Газ». Судьба проекта была тернистой. Месторождение в Мангистауской открыто еще советскими геологами, в 1994 году было подписано соглашение о начале его разработки с «Оман Ойл», но полномасштабная добыча началась лишь спустя 13 лет, в 2007 году, после того, как «Оман Ойл» удалось привлечь в проект других партнеров. Однако никаких санкций к инвестору за такую задержку применено не было, наоборот, чтобы контрактор смог вернуть вложенные средства и получить прибыль, неделю назад срок СРП был продлен еще на 15 лет: с 2024 до 2039 года. В этот период в проект будет инвестировано еще порядка 300 миллионов долларов США, что позволит дополнительно добыть порядка 9 миллионов тонн нефти.


Также было объявлено, что подписанный документ предусматривает увеличение доли Республики Казахстан в разделе прибыльной продукции в рамках СРП по прогрессирующей шкале: с текущих 40% до 60% к 1 января 2025 года. 


В 2022 году заканчивается срок действия базового контракта на недропользование на месторождения Жанажол, Кеникияк-подсолевой и Кенкияк-надсолевой, заключенный с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией CNPC в 1997 году на 25 лет. В 2016 году китайцы запросили у нашего правительства его продление до 2042 года. В свою очередь, в качестве условий продления казахстанская сторона выставила: увеличение объемов поставки добываемой нефти на отечественные НПЗ, строительство на Жанажоле нефтехимического производства и увеличение доли казахстанского содержания в закупках товаров, работ и услуг.


Переговоры продолжаются по сей день, в апреле 2017 года на встречу к министру энергетики Канату Бозумбаеву в Астану прилетал генеральный директор CNPC товарищ Чжан Цзяньхуа. Не является большим секретом, что его китайские подчиненные, работающие на казахстанских месторождениях, стараются максимально завозить оборудование и материалы из Поднебесной. Большинство подрядов на нефтесервисные работы также выполняются компаниями с китайским участием. Актюбинские нефтяники жалуются, что уровень заработных плат на предприятиях ощутимо ниже, чем на атырауских и мангистауских. Удастся ли правительству Казахстана отстоять национальные интересы в спарринге с такими искусными переговорщиками, как китайцы – большой вопрос.


Модератор диалоговой площадки объединений казахстанских НПО по реализации Инициативы прозрачности добывающих отраслей (ИПДО) Мария Лобачева говорит, что поток обращений в правительство о продлении сроков контрактов будет только нарастать, и чаще всего эти обращения будут удовлетворяться. Ведь в таком развитии событий заинтересованы обе стороны: и инвестор, и правительство.


Дело в том, что 17 июня 2019 года на глобальной конференции ИПДО в Париже был утвержден новый стандарт ИПДО-2019, согласно которому страны-участницы (в число которых входит и Казахстан) обязаны полностью раскрывать положения контрактов на недропользование, заключенных с 1 января 2021 года. В том числе станут прозрачными все отчисления и выплаты, сделанные по просьбе правительства. Будь-то обязательные пожертвования в фонд новой столицы, как это было в конце 1990-х, или спонсорская поддержка в Фонд развития и поддержки балета и национального танца.


Но вишенка на торте ждет нас еще впереди: в 2033 году заканчивается 40-летний контракт с американской корпорацией «Шеврон» на освоение уникального месторождения Тенгиз. Спустя 8 лет завершается срок СРП еще по двум казахстанским «жемчужинам»: Кашагану и Карачаганаку. Извлечем ли к тому времени уроки? Будет ли обеспечен эффективный общественный контроль за подготовкой и подписанием новых нефтегазовых контрактов? Насколько выгодными для Казахстана станут они? Зависит только от нас.