Убийство мальчика в Карагандинской области. В Генпрокуратуре объяснили, почему подозреваемого выпустили по УДО


Заместитель генерального прокурора Марат Ахметжанов объяснил, почему подозреваемый в убийстве трехлетнего ребенка в Карагандинской области, который ранее отбывал срок в колонии за убийство женщины, вышел на свободу досрочно. 


В двух словах рассказываем, что произошло. 5 сентября в отдел полиции Шетского района обратилась женщина. Она сообщила о похищении сына и обвинила в этом 23-летнего знакомого. Спустя три дня тело мальчика нашли сотрудники полиции в лесопосадке на окраине села Бурма. Подозреваемый был объявлен в розыск.


Мужчину задержали ночь на 9 сентября на вокзале в Караганде. Подозреваемым оказался ранее судимый Игентай Сопыжанов. В 17 лет он убил женщину и был осужден на девять лет. 23 января этого года осужденному заменили неотбытую часть наказания – два года и один день на ограничение свободы.


На момент хищения ребенка Сопыжанов был на пробационном контроле. Он уже признался в совершении преступления. В отношении сотрудников Службы пробации начато служебное расследование. Полиция выясняет качество надзора за подозреваемым в период нахождения на свободе.


Сегодня, 11 сентября, заместитель генпрокурора Марат Ахметжанов на брифинге в СЦК объяснил, почему подозреваемый вышел на свободу досрочно. По его словам, Сопыжанов воспользовался своим несовершеннолетием:


«Это очень большая трагедия – убийство малолетнего мальчика в Карагандинской области. И руководство МВД, и суд давали комментарии. Это лицо совершило преступление в несовершеннолетнем возрасте. Поэтому, и по действующему и по прошлому законодательству у нас есть некоторые послабления в отношении несовершеннолетних, которые совершили преступления. То есть проведенные нами законопроекты в 2017-2018 годах, которые касались репрессивности, они к этому преступлению никакого отношения не имеют. Этот человек воспользовался теми правами, что на момент совершения преступления был несовершеннолетним. Будь он совершеннолетним, положительная степень поведения не дала бы возможности ему выйти по УДО или поменять меру наказания».