Репортаж из Арыси. Как восстанавливают город после взрывов


20 сентября разрушенный Арысь должны были восстановить и сдать под ключ. Людям обещали отстроить и отремонтировать все дома. Это был третий дедлайн, который сами для себя установили и нарушили власти. Корреспонденты HOLA News съездили в пострадавший от взрывов город, чтобы посмотреть, что было сделано. 


В сентябре в Арыси жарко, доходит до 35 градусов. А сегодня ещё повсюду пыль и шум от строительных работ. Википедия пишет, что в городе живут порядка 44 тысяч человек, акимат после взрывов 24 июня рассчитывал компенсации на 50 тысяч, но в итоге деньги выдали 63 тысячам законно прописанных жителей.


В Арыси частные дома перемешаны с пятиэтажками, много мечетей, кафе, ресторанов, парикмахерских. Дома как правило большие: в одном дворе может быть сразу несколько построек: два дома, склады, сарай. На некоторых заборах висит табличка «Дом продается».



Главную улицу украшает большой портрет Елбасы и плакат «Нур-Султан – центр Евразии». Фотографии действующего президента нет. 


Большинство местных трудятся на железнодорожном вокзале, базаре и воинской части. На работу добираются на автобусах, велосипедах или такси - 70 тенге в любую сторону.


Багила Жанысбаева живет в своем уже отремонтированном доме. Фасад отстроили заново, внутри новые натяжные потолки, обрушенные при взрыве. Во дворе растет виноград, и трудно поверить, что совсем недавно тут была разруха. Ремонт семье Жанысбаевых сделали за месяц после того как Багила написала в чат Минобороны.



Ее муж был военным и погиб 24 июня. Женщина осталась одна с четырьмя детьми на руках, самому младшему из которых полгода.


В тот день 24 июня Багила бежала с детьми в Шымкент и пыталась связаться с мужем, работавшем в «военведе», как местные называют воинскую часть. Поздним вечером ей позвонил начальник мужа и спросил, не выходил ли он на связь, хотя уже знал о его гибели.


«К тому времени он уже погиб, но они не решались нам сказать», - говорит Багила.


Старшему сержанту Бауыржану Алимбекову было 33 года. Багиле сообщили: погиб «от взрыва снаряда», а как именно, почему-то не раскрыли.


После взрывов Арысь закрыли на четыре дня, и Бауыржана проводили в последний путь из дома сестры, живущей недалеко от городка, а похоронили в родном селе. Спустя почти три месяца после смерти, заслуги Бауыржана Алимбекова признали и посмертно наградили орденом «Айбын» II степени.


«Ему не дали награду «Халық Қаһарманы», но он же умер как герой. Он же начальник склада, всех ребят собрал, читал Коран, защитил и спас двоих. Так рассказывали его сослуживцы, но потом перестали. Военная тайна» - рассказывает вдова.


В Арыси ее теперь так и называют – жесір, что значит вдова. Она одна из немногих, кто не жалуется на затянутый ремонт и нехватку стройматериалов. Но не у всех есть доступ в чат министерства. Поэтому каждый ищет свои возможности достучаться до Нур-Султана. А все решается именно там.



Пенсионерка Малика Абдугапарова - глава большого семейного клана. С ней живут две дочери со своими детьми. Они требовали снести их дом и построить новый. Обрушенные потолки, трещины на стенах и сломанные балки внушали мало надежды, что он выстоит. Но эксперты дали свою оценку: хватит и капитального ремонта. При этом подрядчики не хотели брать ответственность за ремонт дома в таком состоянии. Тогда Малика-апай попросила соседа рассказать о своей беде по телевизору.


«Он поехал в Астану, чтобы рассказать о нас по телеканалу «Казахстан», мы его провожали всей улицей и давали напутствия, как и что говорить. Но его в итоге не пустили в эфир. Сказали: «Ты хвали 15-й сектор, а если не будешь, мы тебя не покажем».


Но наступила осень, скоро холода, и семья Абдугапаровых сдалась - согласилась хотя бы на ремонт. Малика-апай говорит, что аким Арыси занимается «показухой». Дом соседа «для эксперимента» очень хорошо отремонтировали, и теперь когда с проверкой приезжает начальство, аким водит всех именно туда. Женщина посетовала, что часто дает интервью журналистам, за что ее не жалуют в акимате, и это затягивает ремонт ещё больше.



В десяти метрах от разбитого дома Абдугапаровых стоит мечеть. Местные верят, что она, как и церковь, не получила даже царапины потому, что «сам Бог уберег свои дома». Имам другой мечети под названием «Исхак» только вздыхает, слушая про суеверия односельчан:


«Все здания пострадали, и мечети в том числе, окна, двери - все было разбито. В трех мечетях обвалился потолок, а на стенах мечети, расположенной возле воинской части, пошли трещины», - сказал Абулкамал Абдукарим.



А вот настоятель Свято-Казанского прихода Арыси Денис Иванов подтверждает версию про божью милость: их церковь не пострадала. Во дворе работают строители, но они отстраивают трапезную, объяснил священник.



Дом Айгуль Жумадил напротив воинской части почти восстановлен. 24 июня рядом с ними разорвался снаряд. Крыша обвалилась, по стенам пошли трещины. Сейчас в доме порядок - стены и потолок восстановили и заклеили новыми обоями, крышу и фасад покрасили. Мебель тоже была поломана, но ее выбрасывать не стали - починили.


Сын Айгуль работает в «военведе», куда устроился четыре месяца назад сразу после армии. Зарабатывает 75 тысяч тенге, плюс квартирные около 25 тысяч. Женщина боится за него, но ничего не может поделать. Кроме страха за сына, мать испытывает и гордость: во время ликвидации последствий ЧП, он охранял город.


Сама она работает учителем в школе. Говорит, не было бы счастья, да несчастье помогло - на

работе стало лучше, привезли новые парты и доски. Все благодаря помощи других областей.



Директор школы Жунис Абдисатар с гордостью показывает нам отремонтированное здание, на которе упало два снаряда. К счастью, детей в школе в этот момент не было.


24 июня у директора как раз начался отпуск, а ученики с учителями накануне сдав ЕНТ, ушли на каникулы. Работали только завхоз и технические сотрудники. На следующий день после эвакуации мужчина вернулся в учебное заведение посмотреть, в каком оно состоянии. На спортплощадке валялся разорванный снаряд, крыша была разрушена другим боеприпасом, кругом дым от пожара, разбитые окна, сломанные двери, трещины на стенах. Глядя на это, директор осознал, как всем повезло…



С акимом Арыси мы встретились поздно вечером. Аудиенцию нам дали только после того, как мы намекнули на людские жалобы, которых слишком уж много. Мурат Кадырбек назвал три причины, которые помешали отремонтировать все дома и здания к 20 сентября. Первая: люди приостанавливают стройку как только видят, что кому-то «назначили» более продвинутый ремонт, и специалисты проводят экспертизу дома заново.



Вторая причина: жители проявляют инициативу и кроме оговоренного ремонта, строят что-то за свой счет.



Третья причина: во время стройки появляются новые обстоятельства – дом сделали из некачественных дешевых материалов, неправильно использовали некоторые из них, и так далее. Строителям приходится все переделывать.


«Мы напоминаем людям, что есть сроки и спрашиваем, почему они не успевают. Тогда хозяева отвечают, что для качественного ремонта нужно время и просят нас не вмешиваться. В этом случае государство не виновато, это хозяин жилья так желает», - говорит чиновник.



Жители жалуются не только на затянутые сроки, но и на нехватку рабочих рук.


В акимате же утверждают, что строителей достаточно, проблема в подрядчиках: те сначала просят дать работу, а потом отказываются, ссылаясь на маленькие объемы.



Сам аким «рад», что ЧП произошло летом. Его рабочее место до сих пор продолжают восстанавливать: строители работают над фасадом акимата. Чиновник рассказывает: когда прогремел взрыв, окна учреждения разбились, пришлось переехать в здание Nur Otan и оттуда контролировать ситуацию.


В то злополучное утро аким проводил совещание. Услышав взрыв, он позвонил в гарнизон, распорядился об эвакуации и доложил о происшествии акиму Туркестанской области Умирзаку Шукееву. Позже тот пообещал людям, что будет жить в Арыси.


«Мы сняли ему дом, он привез свои вещи, тренажерку и прожил здесь месяц. Месяц мы вместе обходили с утра все 17 секторов, после обеда социальные объекты, вечером проводили совещание. Иногда он выезжал на некоторое время в Туркестан», - говорит аким Арыси.


Мурат Кадырбек заявляет, что власти стараются как можно быстрее отремонтировать дома, но по причинам, не зависящим от него, сроки срываются.



Тем не менее школы успели сдать к 1 сентября, но детей в них все меньше и меньше, утверждает предприниматель Балагыз Байдаулетова. Родители не верят акимату и военным и увозят детей в другие города и села или вообще не пускают на учебу:


«Недавно пришло СМС о плановых работах в гарнизоне, должны были увозить большой снаряд. Родители в этот день не отпустили детей в школу. Испугались, что не смогут найти их в случае взрыва».


Балагыз работает на базаре, продает бижутерию. Ее бизнес от взрывов не сильно пострадал: 24 июня контейнер был закрыт, товары остались в сохранности. А вот коллеги вынуждены были бежать, побросав вещи. Вернувшись они увидели, что все украли мародеры.


Сейчас торговля идет плохо, - жалуется продавщица, – покупателей нет. Люди то и дело уезжают из города из-за слухов об очередном снаряде, который вывозят со склада.



Аким опровергает эти слова. После взрывов люди не переезжают из Арыси, более того, они покупают здесь жилье. Он поясняет, хозяева 50 снесенных домов, которым акимат выплатил компенсацию в 2,5 миллиона долларов, решили купить новые дома, поэтому цены на недвижимость резко подскочили. Кварплата тоже повысилась, но за счет приезжих строителей: если раньше однушка стоила 15 тысяч, то сейчас цена достигает 40 тысяч тенге.



В Арыси воинская часть в находится в 200 метрах от жилых домов. Ее территория огорожена высоким забором, видна лишь сторожевая башня. Фотографировать гарнизон запрещено. В пресс-службе оборонного ведомства предупредили: в случае публикации фото или видео, возможно, будут последствия.


В городе ходят слухи, что снаряды вывозят на склад боеприпасов, который находится в Карагандинской области. Правда это или ложь – никто не знает. Минобороны не раскрывает информацию.


Мы обратились в Минобороны с просьбой разрешить военнослужащим общаться с журналистами HOLA News. В ответ они пообещали лишь интервью со старшим оперативной группы по ликвидации последствий ЧП в Арыси. Однако беседа так и не состоялась. 21 сентября мужчина был на полигоне, где прогремел очередной взрыв и пострадало 10 саперов, и якобы не смог освободиться. Его начальник, министр обороны Нурлан Ермекбаев, после последнего инцидента сказал, что взрывы в Арыси могут повториться.



Но жизнь в городе продолжается, можно сказать, глядя на салон красоты Гульданы Айтпаевой. В зале сидят клиенты: кто-то делает маникюр, кто-то - прическу, а кто-то – макияж. Мастера заняты с утра до вечера. Полтора месяца после 24 июня они не работали, а потом решили, что хватит отдыхать. Хотя денег на ремонт им все еще не перечислили, и салон восстановлен не полностью: дверь еле держится, потолок кое-где обрушен.


Владелец частной стоматологической клиники Нуржан Жунисбеков после взрывов тоже вынужден был уйти в отпуск. Сейчас он продолжает работать. Его стоматологию клиенты не обходят стороной. В подтверждение этому в кабинет заглядывает женщина. Ей нужен врач, накануне лечивший зуб ребенку.


«Он сейчас на стройке, после обеда придет», - отвечает предприниматель.


Жунисбеков в курсе про послабления арысским бизнесменам со стороны государства:


«Сейчас мы не платим, но в конце этого года будем оплачивать налоги сразу за те полгода, что не платили. Нам просто дали перерыв».


Он смеется, что его дом один из тех, что не пострадал, но рабочее место пришлось немного подправить: потребовался косметический ремонт.



Люди в Арыси уже давно привыкли к взрывам от уничтожения боеприпасов, но после последнего ЧП стали пугливыми, и готовы в любую минуту бежать из города в безопасное место. А переезжать они не готовы. Говорят, где родился, там и пригодился.


Фото Айнур Халиолла