Мухтар Тайжан о том, почему Казахстану нужен космомониторинг земель


Общественный деятель и экономист Мухтар Тайжан на своей странице в Facebook дал развернутый комментарий относительно вопроса обсуждения приказа о космомониторинге земли.


Напомним, Министерство сельского хозяйства решило инициировать поправки в действующее законодательство относительно применения космических спутников для проведения мониторинга земель сельхозназначения.  


"По итогам нескольких недель обсуждения приказа о космомониторинге земли в Нур-Султане, я хотел бы в одной статье ответить всем своим принципиальным противникам. Разрешаю журналистам перепечатывать данную статью, так как считаю, что этот вопрос должен быть понятен широкому кругу граждан. Так как земля вопрос поистине общенародный.


Итак, давайте по порядку. Территория нашей страны 270 миллионов га. Из них около 100 миллионов официально используется в коммерческих сельскохозяйственных целях. Из них

переданы в аренду (99%) и собственность (около 1%). Из 100 миллионов 25 это пашня и 75 пастбища.


Эти 100 млн га принадлежат уникальным землепользователям, их чуть более 100 тысяч. Заметьте, не 200 тысяч субъектов, как нас информирует официальная государственная статистика. Теперь давайте проанализируем как используются эти 25 и 75 миллионов га.


Для того чтобы понять, что такое хорошо и что такое плохо, надо применить единую систему взглядов и оценок.


Такой системой является набор требований к использованию сельхозземель, которые предусмотрены Земельным кодексом и принятыми в соответствии с ним правилами рационального использования. Что это за требования? По пашне это требования по сохранению агрохимсостава почв, ежегодному севу культур и получению урожайности на определенном уровне (один год на пары не в счет). По пастбищам это соблюдение максимальной и минимальной норм нагрузки на гектар, которые утверждены законодательством в разрезе типов пастбищ и видов животных.


Для чего государством установлены такие требования? Напомню, земля находится в государственной собственности (об этом гласит Основной закон), поэтому

пользоваться ею надо как того требует Закон.


Из чего исходит философия космомониторинга? Из соображений, что земля должна работать, создавать сельхозпродукцию, рабочие места, приносить доходы сельским жителям и, что тоже немаловажно, приносить доход в государственный бюджет в виде различных налогов.

Что же происходит на самом деле с нашей землей?


Определенная ее часть используется весьма рационально и добросовестно. Такие землевладельцы и есть самые настоящие фермеры. Но, к сожалению, не вся земля используется как следует.

Миллионами гектар пашня простаивает больше двух лет подряд, зарастая сорняками, распространяя болезни на соседние культурные поля, мешая добросовестным фермерам. Более 40 миллионов га пастбищ загружены животными меньше чем наполовину. Около 20

миллионов гектаров загружены меньше чем на 20%, то есть не используются в полном смысле этого слова (как его определяет Земельный кодекс). Вот таких землепользователей и назвал "собаками на сене" Президент Токаев.


Что с ними делать? Выявлять и мотивировать работать на земле или вернуть ее государству.

Как выявлять и как мотивировать? Все вы знаете, что второй год подряд идет оцифровка сельхозземель.


Что это значит? Дело в том, что выдача земель осуществляется участками, размеры которых в большинстве случаев больше размеров поля или пастбищеучастков. Зачастую в зерновых областях участок представлен несколькими тысячами гектар, где внутри могут быть и пашня, и пастбища. При этом земельный кадастр содержит только координаты участка и не содержит информации, где на этом участке поля, а где пастбища. Чтобы четко понять где и сколько у нас полей и пастбищ была начата оцифровка земель.


Оцифровка представляет собой процесс отрисовки в виртуальном личном кабинете контуров полей и пастбищ в пределах периметра (контура) земельного участка. Таким образом участки площадью 10 тысяч га были поделены на несколько фактических полей и пастбищ. В результате оцифрованы 25 миллионов гектар пашни и около 60 миллионов га пастбищ. То есть 90% сельхозземель уже оцифровано, и сделали это сами землевладельцы.


Что дает оцифровка? Теперь в системе появились координаты контуров каждого поля/пастбища/сенокоса/сада. По каждому контуру можно обратиться в международные базы данных дистанционного зондирования земли. Прежде всего это депозитарии американского и европейского космических агентств, которые бесплатно предоставляют доступ к данным, полученным со спутников дистанционного зондирования земли.

Для того чтобы понять был ли сев на конкретном поле, нужно лишь получить результат обработки этих данных в виде так называемых индексов. Индексы бывают разные.


Это индексы вегетации, открытой почвы, листовой поверхности, биомассы и т. д. Надо заметить, что индексы строятся не на фотографиях земли, а на данных различных мультиспектральных сенсоров.

Все должны помнить, что процесс фотосинтеза сопровождается созданием зеленого вещества хлорофилла. Так вот, сенсоры спутников видят хлорофилл. Каждый, кто оцифровал свои земли в Личном кабинете в Qoldau.kz, видит свои поля в различных индексах, графиках и контрастах. Причем вся эта информация доступна каждому полностью бесплатно.


Таким образом, используя данные спутников и построенной на них индексной оценки, можно определить сеялось ли поле или нет. В первое время будут возражения, но они легко решаются приобретением снимка высокого разрешения за вегетационный период.

И там все можно разглядеть даже дилетанту. То есть спорить с данными космического мониторинга бессмысленно. Они как объективная видеозапись. Причем данные доступны за последние 10 лет с периодичностью раз в три дня.


Поэтому не надо выезжать в поле, чтобы понять были на нем работы или нет. Вот так теперь нажатием лишь одной кнопки можно легко выявить неиспользуемые поля. И они уже выявлены.

Теперь о том, как выявить неиспользуемые пастбища. Еще проще. И космос тут вообще не нужен. Есть ветеринарный учет сельскохозяйственных животных в базе данных идентификации сельхозживотных. Учет ведется по БИНам и ИИНам владельцев, видов

животных.


Есть норматив нагрузки животных на гектар пастбищ, утвержденный МСХ. Так вот, если сопоставить количество и виды животных их владельца с площадью его пастбищ, то можно легко получить коэффициент нагрузки. Если коэффициент меньше 20%, то пастбище считается неиспользуемым. Если более 100%, то считается перегруженным и нерационально используемым.

В обсуждаемом проекте приказа предлагается ввести коридор между 20 и 50% как показатель нерациональности использования пастбища. Думаю, сложно возражать с тем, что потенциал пастбища должен быть реализован хотя бы наполовину.


Вот таким простым, расчетным путем, можно выявлять как неиспользуемые, так и нерационально используемые пастбища. Таким образом мы разобрались, как выявлять земли.

Теперь давайте поймем, как мотивировать землевладельца ее рационально

использовать?


Тут ничего не придумывается, все уже расписано в Земельном кодексе. Так, нерационально используемые земли после выявления ставятся на специальный учет и обременяются на один год в регистре недвижимости. В течение года с ними нельзя совершать какие-либо сделки. По прошествии года проводится проверка на предмет устранения выявленного несоответствия. Если установлено, что земля используется, то обременение и спецучет снимается. Если повторно установлено, что земля нерационально используется, то она подлежит изъятию. И такая практика повсеместно реализуется. Это было общее вступление.


Теперь давайте разберем предметно претензии некоторых оппонентов такого цифрового мониторинга земель. Первое, что они критикуют, это книги истории полей/пастбищ. Мол, сложно их вести. На самом деле это не так. Книги истории полей/пастбищ уже созданы на 90%, потому что они и есть те электронные карты полей/пастбищ, которые каждый землевладелец уже создал на портале Qoldau. Наряду с тем, что все сдают формы статотчетности по посевам, говорить о каком-то новом виде отчетности глупо. То есть ничего нового не вменяется. Лишь закрепляется действующий формат.


Кстати, уже сейчас ведутся переговоры с Комитетом статистики, чтобы упразднить статотчетность для тех, кто оцифрован в Qoldau. Предварительно Комстат полностью поддерживает это, потому как цифровой формат обеспечивает высокий уровень достоверности статистики и может положить конец припискам в сельском хозяйстве, которые так любимы акиматами и их работниками.

Касаемо заявления оппонентов о том, что невыполнение требования по ведению книги истории приведет к изъятию участка, то такое заявление является ложным, поскольку

изъятие выполняется только через год после выявленного несоответствия. То есть основанием для изъятия является факт неисполнения предписания инспектора по ведению

книги истории, а не сам факт ее отсутствия. А отрисовать электронные карты полей (читай "заполнить книгу истории поля") можно в течение нескольких секунд, и тем самым снять претензии инспектора.


Касаемо платности ведения книг истории на портале, то это откровенная ложь оппонентов, которые прекрасно осведомлены о том, что это есть и будет бесплатным. Касаемо использования спутниковых данных от иностранных компаний. Да, это правда, но преподнесенная с каким-то совковым душком. Дело в том, что вокруг Земли вращается более 2 тыс. спутников и только 2 штуки из этих 2 тыс. принадлежат Казахстану.


Причем один сделан французами, а другой русскими. Потенциал двух казахстанских спутников это просто ничто в сравнении с возможностями всех иностранных спутников вместе взятых, данные из которых, повторюсь, уже сейчас доступны всем землевладельцам Казахстана в личных кабинетах портала Qoldau. Согласитесь, глупо проявлять гордыню, когда со страной открыто и бесплатно делятся информацией другие страны.


В целом хочу пояснить цели продвижения цифрового мониторинга земель. Как вы все знаете, Казахстан занимает 9 место в мире по площади территории. Население Казахстана не более 18 млн человек. Это по мировым меркам население одного крупного города. И в этих условиях у Казахстана нет свободной земли для желающих заниматься сельским хозяйством. Это парадокс. Проблема такого казахстанского парадокса легко решается цифровым мониторингом земель.


Я уверен, что переход на методы цифрового и космического мониторинга даст положительный результат и импульс для развития с/х страны в целом, будет служить цели по повышению благосостояния казахстанцев, особенно проживающих в сельской местности".