О том, как в закрытой на карантин Караганде угнали автомобиль


В ночь с 11 на 12 мая в Караганде была угнана черная Lada 2114. Автомобиль 2013 года выпуска принадлежал инвалиду 1-й группы Арману Саметову.


В редакцию HOLA News обратилась его мама – Сауле Саметова. Она рассказала историю Армана и подробности кражи.


Арману 23 года, у него диагноз ДЦП. Автомобиль марки Lada купил осенью прошлого года. Прикованный к коляске молодой мужчина собирал деньги на машину около двух лет, работая по 10 часов в сутки, – рассказывает Сауле.


 «Арман начал работать в 2017 году, когда после моей продолжительной болезни, из-за отсутствия хорошего медицинского обслуживания в ауле, мы переехали в город Жезказган. На дорогостоящее лечение ушли все накопления семьи, одна ампула лекарства стоила 600 тысяч тенге. Родственники купили Арману новую инвалидную коляску с пультом управления. Чтобы помочь семье финансово, он вместо учебы в школе начал работать. Его никто не заставлял, это было его желание».

 


Арман очень добрый и общительный, с детства вокруг него всегда много друзей. Один друг предложил Арману летом работать на площади, другой позвал выступать на тоях.

Сначала он сдавал массажное кресло, сейчас у него три детских электромобиля, два из них подарили местные жители, предприниматели, – рассказывает мама Армана.



«Первое лето, сдавая свое массажное кресло на площади, он зарабатывал по 200, 500, 700 тенге в день. Очень радовался этим деньгам, заработанным честным трудом. Потом с пособия по инвалидности всю зиму копил на детский электромобиль. В новый летний сезон он уже катал детей на новой электрической машине. Постепенно появились постоянные клиенты. Арман поет с детства, у него хороший голос, людям всегда нравилось, как он поет. Его друг – тамада, он и предложил ему однажды спеть на свадьбе, так он стал подрабатывать на тоях. Во время свадеб он пел вместе с Сакеном Майгазиевым, Абдижаппаром Алькожа, Кайратом Нуртасом. За два года он накопил на автомобиль». 


Сам Арман рассказывает, почему решил заниматься именно прокатом машин.


«Я очень люблю детей, мне нравится, когда они смеются, нравится доставлять им радость, у меня у самого есть племянники, поэтому я решил работать с детьми. Мне очень нравится моя работа, каждый день вижу как радуются дети, как они смеются, когда катаются на машинках и от этого радуюсь сам. В Жезказгане с первого мая открываются парки, и до 25 августа я работаю на площади. Так я и заработал на машину, выступая в выходные на тоях, а летом катая детей на площади. Семь месяцев назад, в октябре наконец приобрел машину 2013 года выпуска».




«Вся семья радовалась этой покупке. Мы думали, что все сложности и больницы уже позади. У Армана такой характер, он не считает себя инвалидом, не жалеет себя сам и ему не нравится, когда его жалеют другие. Он редко принимает чью-то помощь, считает, что всего в жизни можно добиться своим трудом. Арман очень добрый, сам помогает больным детям, инвалидам, отправляет им деньги, в инстаграме собирает помощь. Арман заработал на машину сам, работая иногда без выходных и по ночам. И даже не успел вдоволь покататься на новой машине. Вечером 10 мая он приехал в Караганду к брату, а утром 12 мая, спустя семь месяцев после приобретения автомобиля, мы обнаружили, что машину Армана украли. Сразу вызвали милицию. Однако, до сих пор машину так и не нашли. Сказать, что эта кража расстроила Армана значит – ничего не сказать. Он ведь сам решил ее купить, сам на нее заработал, это было его решение и его небольшая мечта. Он решил сначала купить машину, потом квартиру», – делится своей болью за сына Сауле.


Помимо машины Арман уже три года копит на первоначальный взнос на покупку жилья.


«Я три года стою в очереди на квартиру в Караганде. Следующая после машины моя цель была покупка квартиры. Я работал и копил потихоньку на первоначальный взнос на покупку жилья. Теперь вот машину украли. В то утро брат, уходя на работу, обнаружил, что машины нет. Первым делом позвонил мне. Когда поняли, что машины нет, вызвали милицию и 30 минут сами искали ее в окрестностях, думали, может, кто-то угнал и бросил ее неподалеку. Но машину не нашли и до сих пор нет никаких новостей. Но я стараюсь не переживать сильно, главное – все живы и здоровы».


Осенью 2017 года ДВД Карагандинской области сообщал, что в городе Караганда растет число видео-систем дорожного контроля, статья об этом была опубликована на сайте ekaraganda.kz.


«В ДВД Карагандинской области в Управлении административной полиции сообщают, что число автоматических стационарных систем фиксации нарушений правил дорожного движения в Караганде заметно увеличилось. Это позволяет производить регулярный и эффективный контроль над дорогами города».


Сообщалось также, что система способна зафиксировать, сфотографировать нарушение, и передать информацию в центр фото и видеофиксации ДВД.


«Камера выхватывает машину из потока, измеряет скорость, сопоставляет её с разрешённой, фиксирует нарушение, фотографирует и передаёт эту фотографию в центр фото и видеофиксации ДВД... Камеры могут фиксировать не только скорость машин, но и выезд на встречную полосу, проезд на красный свет и не пристёгнутый ремень безопасности».


Информация в статье от 9 сентября, была позже дополнена сообщением о старте работы новых камер с 21 сентября.


«С 21 сентября в Караганде начали работу новые камеры, которые берут на прицел машину нарушителя с места установки знака, а не измеряют скорость по датчикам, установленным на проезжей части. Таким образом, автоматические стационарные системы фиксации нарушений ПДД в жёлтых коробах, известные автолюбителям как «Спанч Бобы», работают в новом режиме.


Таким образом, с осени 2017 года в Караганде и Карагандинской области действует около 30 камер дорожного контроля. 

«Как сообщают в ДВД Карагандинской области, на данный момент на дорогах Караганды и Темиртау работают 25 интеллектуальных систем дорожного контроля», пишет издание.


На какой стадии находится расследование этого дела, мы поинтересовались в следственном отделе полиции г. Караганда. И получили ответ: всю интересующую нас информацию мы можем получить в пресс-службе департамента полиции.


Связались с пресс-службой, коллегам мы задали конкретный вопрос об угоне автомобиля и попросили прокомментировать криминогенную обстановку в городе во время карантина. Но нам посоветовали обратиться напрямую к руководителю пресс-службы департамента полиции.


Руководителя пресс-службы мы также попросили прокомментировать ситуацию с угоном машины и рассказать о криминогенной обстановке во время действия режима ограничений. На что опять получили очередную рекомендацию. А рекомендовано нам было отправить в письменном виде вопросы на адрес krgdvd@mail.ru. Правда, заверили, что ответят в предусмотренное законом время.


Публикуем вопросы и здесь с надеждой на то, что вдруг у кого-то из департамента полиции города Караганды появится желание отбросить все бюрократические проволочки и мы досрочно получим ответы, не ожидая исхода времени отмеренного законом.


Всего три вопроса для уважаемых сотрудников ДВД г. Караганды!



  1. Каким образом в центре закрытого на карантин города, в котором уже около трех лет установлены многочисленные дорогостоящие камеры дорожного контроля, а с 7 апреля этого года введен режим карантина «с особыми условиями», была незаметно и бесследно угнана машина?
  2. Как изменилась криминогенная обстановка в городе с введением режима ограничений?
  3. Какая сумма государственных средств была выделена на установку и обслуживание камер дорожного контроля с 2017 года, сколько государственных средств было выделено на обеспечение безопасности граждан во время действия ограничительных мер и каково общее количество камер системы дорожного контроля в Караганде.


Официальный запрос отправлен и в ДВД Карагандинской области.

Ждём ответа! Следите за нашими новостями.





Автор: Сауле Саденова

Holanews.kz